НЕ ВСЕ ТРАДИЦИИ ТАК ЖЕ ХОРОШИ, КАК ДРУГИЕ

«Некоторые традиции являются абсолютным злом. В Европе... отказались от... например — сожжения ведьм, а в Китае... от бинтования девочкам ног и освященной веками «казни посредством десяти тысяч разрезов». Отказался, как ни странно, от своих традиций и ислам. В течение двух третей XX века мусульмане никого за свободу слова не взрывали, а наоборот, лучшие их лидеры, такие как Кемаль Ататюрк, или Мухаммед Закир-шах, или Реза Пехлеви, внедряли в своих странах западные стандарты. Только после того, как Запад предал себя сам и заявил, что все относительно и мультикультурно, ататюрков и закир-шахов сменили бен ладены и братья куаши. В этом смысле в современном мире нет никакого сильного исламизма. Есть слабый Запад, который любит уточнения».

ВРЕМЯ НЕВЕЖД

«Невежды не знают ни сомнений, ни милости к падшим. Их считают циниками, но это слишком высокое звание. Они брутальны, кровожадны, равнодушны к чужой смерти, потому что дики. По законам пещерных людей они не переносят даже близких соседей, стремятся к экспансии и считают, что им все можно: они лучше всех».
Бисмарк когда-то заметил: "Сильный иногда оказывается слабым из-за угрызений своей совести; слабый же становится сильным благодаря своей наглости".

РОБЕРТ ДЖЕКАЛ:

«Иерархическая структура бюрократии такова: отношения руководителя с подчинённым феодально-вассальные. Подчинённые должны быть верными своим руководителям... В случае конфликта с другими руководителями они заступаются за своих верных подчинённых. И, если всё идёт хорошо... берут с собой верных подчинённых, когда получают повышение. Проницательные и амбициозные менеджеры избегают принятия важных решений, пока те становятся совершенно неизбежными. В таких ситуациях выбор... уже крайне невелик, и чаще всего решение становится просто безальтернативным. И даже тогда менеджеры... привлекают как можно больше людей к процессу принятия решения...чтобы скрыть ответственность... если всё обернётся плохо. Большие организации — это масштабные системы организованной безответственности. Важнейшей профессиональной добродетелью в больших организациях становится мастерство противоречивости, то есть умение думать одно, а делать другое, подстраивать речь под разную аудиторию, изобретать множество объяснений принятым крайним мерам и правильно отказываться от публично сделанных утверждений. Только те, кто мастерски использует обтекаемые фразы и двоемыслие, имеют шанс... добраться до вершины. Они выплачивают самим себе огромные суммы, даже когда показатели их компаний падают, а акционеры теряют деньги. Когда их мир рушится, они требуют от налогоплательщиков, чтобы те спасали их компании на том основании, что они слишком велики, чтобы проиграть... применительно к США, конгрессмены и сенаторы во время предвыборных кампаний принимают огромные подарки от инвестиционных банкиров, которые в свою очередь получают прибыли от продажи целых пакетов крайне ненадёжных закладных катастрофически плохо управляемых государственных компаний... но защищённых высокопоставленными чиновниками. При этом президент назначает всё тех же функционеров с Уолл-стрит, которые и стали причиной Великой рецессии, на ключевые должности по преодолению её последствий.»

 

   

РОЛЛО МЭЙ:

«Небытие – не просто страх физической смерти, хотя, возможно, именно смерть является самым распространенным предметом и символом тревоги. Угроза небытия относится к религиозной и духовной сфере жизни, поскольку это есть страх перед бессмысленностью существования.
Главная проблема человека в срединном десятилетии двадцатого века — пустота (emptiness). Человек не может слишком долго жить в состоянии пустоты: если он не стремится к чему-либо, то не просто наступает застой, но сами заблокированные потенции трансформируются в болезни и отчаяние, а может быть, и в разрушительную деятельность.
Появление свободы тесно связано с тревогой: возможность свободы всегда вызывает беспокойство, и способ встречи с тревогой определяет, пожертвует ли человек свободой или утвердит ее.
Способность быть самим собой зависит от способности встретиться со своей тревогой и двигаться вперед, несмотря на тревогу.
Теперь, когда мы смотрим на обычного человека - неприметного, одинокого, всеболее изолированного по мере того, как распространяются средства массовой коммуникации, человека, чьи уши и чувства оглушены... тысячами слов, которые обрушивает на него телевидение и газеты, сознающего свою идентичность только тогда, когда он ее потерял, жаждущего общения, но испытывающего неудобство и беспомощность, когда он его находит, - когда мы смотрим на этого современного человека, кого удивит, что он жаждет экстаза, даже такого, который может дать насилие и война?».

ИРАН: ПОВТОРЕНИЕ ПРОЙДЕННОГО

«Аналитик разведки США Ричард Барлоу в 1989 году сообщил командованию, что Пакистан создает собственное ядерное оружие. Его доклад был признан паникерским. Когда же Барлоу попытался оспорить это утверждение, его уволили. Через три года Пакистан официально признал такие работы, а в 1998 году официально объявил о том, что обладает ядерным оружием. Пакистанскую ядерную программу создал один человек – Абдул Кадир Хан. Абдул Хан сразу же открыл торговлю - начал продавать ядерные технологии всем, кто мог заплатить: Ливии, Алжиру, Ирану, Сирии, Северной Корее и другим странам, чем, по существу, выпустил из бутылки ядерного джина, и изготовлением ядерных бомб занялось слишком много стран».

ОСОЗНАННОЕ (ссылки, продолжение-8)

 "Произведения всех действительно даровитых голов отличаются от остальных характером решительности и определенности и вытекающими из них отчетливостью и ясностью, ибо такие головы всегда определенно и ясно осознают, что они хотят выразить, - все равно, будет ли это проза, стихи или звуки." [ Артур Шопенгауэр ]

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Продолжение