Остров IL - 2011.   1.  Власть Фараона

 

 

 

Проклят сбивающий слепого с пути! И скажет весь 
народ: «Амен!». [Тора Дварим (Второзаконие) 27: 18]

 

В начале августа мы на десять дней улетали от жары Земли Обетованной ради прохлады и красот предгорий Юлианских Альп. Наши сборы проходили на фоне разворачивавшегося народного протестного движения. Страсти разгорались вокруг низких зарплат молодых врачей и невиданно высоких цен на продукты первой необходимости и квартиры. Выявлялись и первопричины — отсутствие здоровой конкуренции, беспримерно завышенные властью таможенные барьеры, якобы ради процветания отечественных производителей, а также произвол монополий, постоянно увеличивающих цены, и посредников, наваривающих более шестидесяти процентов от цены производителя. Процветание нескольких десятков кланов, в чьих руках сосредоточилась большая часть капитала, обеспечивается из кошельков простого народа и оборачивается ускоренным обеднением бедных семей и бедствующих пожилых. Таковых ныне сотни тысяч. Правительство, озабоченное собственным политическим выживанием, успешно уходило от рассмотрения давно назревших внутренних социально-экономических проблем. Оно искусно резонировало на внешних угрозах и конфликте с палестинцами, представляя его решение (или нерешение) главной проблемой народа. В связи с этим нас интересовало, как живут простые словенцы. Как их давят государственные и частные монополии, картели? Как они там сводят концы с концами после вхождения в «дорогую» единую Европу? Как их власть увиливает от исполнения своих основных обязанностей? Мы хотели бы разобраться и понять, в чем корни наших проблем, из-за которых народ поднялся с лозунгами протеста, что следует требовать у правительства и чего не следует.

Первое впечатление, однако, нас ожидало еще до отлета самолета с Острова IL, окруженного морями и недругами. Это было впечатление от посещения магазина дьюти-фри в аэропорту. С него мы решили начать серию публикаций под общим названием «Остров IL – 2011».

В дьюти-фри мы зашли с конкретной целью: приобрести коньяк «Remy Martin» и заказанный родственником ликер определенной марки по минимальным ценам, с каковыми мы за день до полета ознакомились в интернете. Коньяк оказался на четверть дороже цен в интернете, то же касалось и других наименований алкоголя. Вероятно, чтобы не разочаровывать хорошо информированных покупателей, предусмотрительные организаторы этого мероприятия на плакатах и ценниках любезно призывали приобрести две однотипные бутылки за заметно более низкую цену. Мы не планировали покупать две, да и не могли, так как таможенные правила ограничивали крепкое спиртное одним литром на человека, о чем напоминали другие плакаты. Положив в тележку с нашей ручной кладью бутылку коньяка и бутылку ликера, мы исчерпали предоставленные государством возможности. На кого же было рассчитано это мероприятие?

В параллельной очереди в соседнюю кассу стоял средних лет полный мужчина с дамой, в их тележке среди прочего лежали три больших четырехсотграммовых призмы черного шоколада «Тублерон». Из их разговора мы поняли, что, если заплатить за две упаковки, то третья — бесплатно. Поскольку время от времени мы баловались черным «Тублероном» из ближайшего магазина, то последовали их примеру. В кассе, однако, за три упаковки с нас взяли по полной цене, вежливо разъяснив, что бесплатно не третья, а пятая. И действительно, на торце призмы была наклейка «4 + 1». Какие мы невнимательные...

Завершив в кассе оформление хранения покупок до нашего возвращения, мы отошли в сторону и поделили уплаченную цену за четырехсотграммовую упаковку «Тублерона» на четыре, чтобы сравнить с ценой, какую мы обычно платим за стограммовую. Оказалось, мы переплатили около десяти процентов. Притом переплатили за большую упаковку и по сравнению с рядовым магазином Острова!

Где такие высокие цены? В магазине беспошлинной торговли. Мы тут же вспомнили о лозунгах бастующих, в том числе против непомерных, нелимитируемых наценок в торговых сетях, и о монополиях, каким-то образом вырвавшихся из под контроля антимонопольной комиссии, о существовании каковой на Острове мы прежде никогда не слышали.

Уточним, если вы ради небольшой экономии готовы купить два килограмма шоколада одного сорта, возможно, это мероприятие принесет вам скромный дивиденд. Вместе с тем толпа там шустро сновала с тележками, и товары в них, как нам показалось, не повторялись... Знали бы они, что мероприятие сие есть, по большому счету, не только грабеж простых граждан, но и надувательство... 

Возникает естественный вопрос: неужели так просто надуть подавляющее большинство покупателей? Реальность доказывала, что это так. Осмелимся предположить, что большинство верят, коли написано «дьюти-фри», значит должно быть дешевле, чем в супермаркете на величину государственного налога с продаж, и не подвергают свою веру сомнению. К тому же время у покупателей ограничено, а к кассам не подойти — очереди. У нас ожидание заняло около пятнадцати минут.

Стало быть, хозяева бизнеса сего воспользовались этой чистой верой народа и спешкой и модернизировали правила приобретения товаров со скидкой так, что в действительности скидку получат немногие, остальные же переплатят. Фактически получается своеобразная лотерея, в каковой большинство покупателей, не ведая о том, окажутся в проигрыше (подписывающие разного рода договоры, о подобных нюансах обычно узнают, когда, обескураженные последствиями, они прочтут напечатанное мелким шрифтом в примечании). Почему-то в голову пришло сравнение со злоумышленниками, сбивающими с пути доверчивого незрячего в надежде завладеть его кошельком.

Мы не спрашиваем, как дьюти-фри отчитывается перед контролирующими органами, если товар, полученный без уплаты налога, продается дороже, чем с налогом... при отсутствии конкурентов. Это, наверное, корпоративная тайна или клановая, а если чиновники в доле, то  вполне государственная.

Мы рассказали об этом эпизоде исключительно ради иллюстрации одного из финансовых чудес на Острове IL - 2011. Ибо не увидели мы ни подобных цен, ни подобной дьявольской изобретательности за пределами Острова.

При пересадке в Стамбуле у нас был перерыв в несколько часов. Дьюти-фри аэропорта «Ататюрк» приятно удивил ценами. Коньяк стоил на четверть дешевле, как в интернете, «Тублерон» — на треть. Очередей в кассы не было. Правда, через десять дней, при нашем возвращении, это приятное воспоминание омрачили  пристрастные допросы представителей турецких служб безопасности, разгорался внешний конфликт. Везет же нашему правительству — опять не до внутренних проблем ему!

На пути обратно в крошечном дьюти-фри небольшого люблянского аэропорта на «Тублерон» была еще и скидка. Четырехсотграммовая призма в «дорогой Европе» продавалась за почти вдвое меньшую цену, чем мы заплатили. Разница оказалась столь разительной, что мы, закаленные торговыми мероприятиями на нашем Острове покупатели, усомнились в принципиальной возможности подобного чуда. Что это? Результат оплошности местных торговых монополистов… или столь девственна чистота помыслов словенских предпринимателей? На всякий случай проверили срок годности: оставался год. Прожив в Словении десять дней, мы поняли: это оттого, что здесь иная ментальность, отличная от ближневосточной торгашеской, арабской и североафриканской, к сожалению, позорно распространившихся на нашем Острове — единственном оплоте демократии на Ближнем Востоке. Однако, поднимаясь к высокогорным альпийским водопадам, делясь впечатлениями об увиденном здесь и размышляя о происходящем на Острове, о том, против чего протестуют и что требуют сотни тысяч наших сограждан, мы ничего о люблянском дьюти-фри еще не знали.

Понятно, что не дьюти-фри делает простых граждан бедными. Но подобный произвол до сих пор творился на Острове повсеместно при молчаливом согласии народа. Алчность торговых предпринимателей отчасти сдерживается конкуренцией множества сетей и независимых магазинов, в каковой дьюти-фри не участвует. Иное дело алчность хозяев настоящих монополий и картелей, устанавливающих «свою» цену на то, что производят, и на то, что всего лишь перепродают.

Государственные монополии — не только пожиратели госбюджета и обуза для государства (огромные зарплаты, пенсии, всевозможные льготы), но и активные обиратели населения. Устанавливаемые ими цены на воду и электричество — завышены и постоянно растут, а на бензин – ставят мировой рекорд, и следом ведь подскакивают и без того зашкаливающие цены на все товары и услуги, производимые на Острове. Начальство госмонополий всеми мерами противится конкуренции и смертельно боится приватизации. Чуть поднимется эта тема – подталкивают своих сотрудников на забастовки, держа руку на государственном рубильнике, водопроводном вентиле, стоп-кране и не только. Хватая народ за горло, они угрожают правительству: разве в приватизированной компании им найдутся такие "теплые" кресла?.. Увы, хозяева монополий и картелей, будь то государственные или клановые, нашли общий язык с чиновниками, потому с монополизмом на Острове до сих пор никто не боролся, а его последствия из года в год только усугублялись. Одно из последствий — невиданный, чисто спекулятивный скачок цен на квартиры, произошедший за год.

Картина будет не полной, если не заметить, что все это сопровождалось усилением эксплуатации народа. За минимальную зарплату многие алчные работодатели требовали выполнять все большие и большие задания, каковые под силу двоим-троим работникам. Многие жаловались, что не видят связи между прилагаемыми ими усилиями и вознаграждением. Хозяева наживались на труде, идеях и энтузиазме работников, каковые не оцениваются сколько-нибудь адекватно, в отличие от их коллег в США и в Западной Европе, добившихся гораздо лучших условий труда. По Марксу, для государств с дикой стадией капитализма это естественно. Рынок квалифицированной рабочей силы на Острове весьма ограниченный, а при назначении на руководящие посты по сей день процветают протекционизм и кумовство. Премьер-министр оправдывает происходящее простой мыслью: «для процветания надо всем много трудиться» и выдвигает инициативы, фактически принуждающие уволенных немолодых людей работать за минимальную зарплату. Число семей, не имеющих собственного жилья, увеличивалось, что приводило к ускоренной люмпенизации населения. Ввиду этого, а также из-за весьма неблагоприятных условий для развития частного бизнеса, многие молодые покидали и покидают Остров. По сути это рабовладельческая тенденция, ничуть не способствующая сближению уровня жизни бедных и богатых.

И вот несколько сотен тысяч человек вышли на улицы и соединили свои голоса протеста. Не только беднейшее население, но и средний класс не желают более терпеть прогрессирующее ухудшение условий своей жизни, как и безразличное отношение к себе со стороны правительства. Что-то должно радикально измениться.

Если принять во внимание все названные факторы, отношение нынешнего правительства к народу невольно вызывает ассоциацию с отношением египетского фараона к потомкам Яакова. Условия, в каковых они жили, постепенно ужесточались, достигнув невыносимых и запредельных для ценящих свободу и не желающих стать инвалидами и преждевременно покинуть этот мир, надорвавшись. Бог Яакова тогда услышал вопли народа, освободил его из рабства и наказал фараона Десятью казнями.

Как отреагирует Творец на вопль притесняемого народа на этот раз? Осознает ли нынешнее правительство — Фараон-2011 всю серьезность Его грозных предостережений? Одумается ли этот Фараон и освободит ли народ от непосильной нагрузки и несправедливых притеснений? Или изворотливый, жестокосердный язычник, молящийся в кипе на золотого тельца, гордо займет выжидательную позицию, следуя примеру древнеегипетского предшественника?.. 

Тогда на нем сбудутся проклятья, обещанные Богом, Всесильным Яакова, «и скажет весь народ: АМЕН!». Так Он обещал в Торе, а все обещанное Им сбывалось — и благословения, и проклятья. И ошибается тот, кто полагает, что времена нынче иные. Нравственный Закон Его по-прежнему надо исполнять, ибо Союз Свой заключил Он с народом на вечные времена.

В заключение хочется пожелать успеха молодым врачам, прошедшим ординатуру, в их борьбе с чиновниками министерства здравоохранения. Проучившись по шесть-восемь лет, они получают почти минимальную зарплату, такую же, как у спасателя на пляже, обучавшегося несколько месяцев. Чиновников, похоже, не заботят ни укрепление здравоохранения квалифицированными кадрами, ни имидж их министерства.

Однако помните все, требующие увеличения минимальных зарплат и пенсий вдвое, что на Острове, где большинство получают минимальную зарплату, на следующий день после подобного увеличения цены начнут быстро расти и поднимутся почти вдвое. Если же стремиться, к тому, чтобы цены на продукты и квартиры снизились в полтора-два раза при существующей зарплате, а это достижимо, бороться бастующим надо в первую очередь за такие меры, которые оздоровят экономику — демонополизируют, откроют рынок для новых предпринимателей и конкурентоспособных импортных товаров, за меры, которые выведут квартиры из спекулятивной категории… а также снимут ограничения с возможности народа жить и трудиться на своей земле.

Далее мы попытаемся проанализировать глубинные причины кризиса, проявившиеся в том числе в увеличении стоимости основных продуктов питания. Сделаем мы это на примерах того, как Фараон-2011 распоряжался землей и водой Острова IL – главным достоянием народа. К проблемам жилья мы еще вернемся.

 

 Август  сентябрь 2011