Остров IL - 2011.   3.  Вода Фараона

 

 

Ибо страна, в которую вступаешь ты, чтобы овладеть ею, не как страна египетская она, из которой вы вышли, где посев, который ты посеял, поил ты с помощью ног твоих, как огород. Страна, в которую вы переходите... страна гор и долин, от дождя небесного пьет воду она, страна, о которой Бог, Всесильный твой, заботится всегда, глаза Бога, Всесильного твоего, всегда на ней от начала года и до конца года. И вот, если послушаетесь заповедей Моих, которые Я заповедую вам сегодня, чтобы любили вы Бога, Всесильного вашего, и служили Ему всем сердцем вашим и всей душой вашей, то дам Я дождь стране вашей в срок: дождь ранний и дождь поздний, и соберешь ты хлеб твой, и вино твое, и оливковое масло твое. И дам Я траву на поле твоем для скота твоего, и будешь есть и насыщаться. [Тора, Дварим (Второзаконие) 11: 10-15]

 

Пресная вода является таким же достоянием народа Острова IL, как и земля. Без своевременного полива эта земля, периодически овеваемая хамсином — сухим ветром из пустыни, не даст урожая. Человек без воды проживет всего несколько дней, а на Острове IL и того меньше, потому здесь почти все имеют при себе емкости с водой. Естественно, и промышленность нуждается в воде, и муниципалитеты... Если цена на воду высокая и продолжает увеличиваться, это может негативно отразиться на благосостоянии народа и на экономическом развитии государства. В Словении, например, стране озер, сбегающих с альпийских ледников потоков и рек, вода относительно дешевая, а на Острове — самая дорогая среди промышленно развитых стран планеты. Между тем ее потребление неуклонно возрастает, растет и цена, так как для ее получения используются недешевые промышленные технологии.

Так было не всегда. Как мы знаем из Торы, когда в Землю обетованную вошел многомиллионный народ из потомков Яакова, он не имел проблем с пресной водой ни при выращивании злаков, ни при получении урожая маслин или винограда, так как эти культуры удовлетворяются дождем и росой. Однако и в остальном они обходились без систем коммунального водообеспечения. Наряду с рытьем колодцев, они благоразумно собирали дождевую воду в природных или рукотворных резервуарах, каковые обнаруживаются в археологических раскопках. Их спасало благоговейное отношение к выпадавшим с неба осадкам, обещанным Творцом. Оставалось только соблюдать заповеди и установления Творца — условие, при котором Он гарантировал Своему народу своевременные обильные дожди.

Местные ученые и инженеры изобрели компьютеризированные системы капельного орошения, обеспечивающие минимальный расход воды в сельском хозяйстве. Однако, если возделывать культуры, требующие много воды, особенно такие, как хлопок и бананы, если создавать производства, поглощающие много воды, как бумажное или синтетических волокон, то потребуются дополнительные накопители, опреснители морской воды или импорт пресной воды. Если бы сельскохозяйственные и промышленные предприятия, нуждающиеся в самых разных комплектующих изделиях и сырье и в том числе в воде, платили бы за дорогие установки, обеспечивающие их дефицитной влагой по ее истинной цене, как платят за все остальное, не было бы проблемы. Водообеспечивающая отрасль снабжала бы напрямую другие отрасли. Но на Острове IL это выглядит не так. Это выглядит, по меньшей мере, удивительно.

Сельское хозяйство потребляет на полив и орошение около трех четвертей всей воды, поэтому, в первую очередь ради его обеспечения создаются новые мощности в водообеспечивающей отрасли. Однако, по решению Фараона, эти предприятия не должны нести полное материальное бремя снабжения их водой, а... народ должен взять на себя его часть. Более того, это бремя должно в основном ложиться именно на народ, а за воду, используемую для орошения полей, Фараон предоставляет большие скидки. Если бы мы попытались объяснить европейскому фермеру, что Фараон вытворяет с народом одной из средиземноморских стран, над которой установил свою власть, хотя бы на примере воды, вряд ли бы он смог взять это в толк. Даже если бы понял, не поверил бы. Полагаем, что и рассказ про кибуцное движение, про конфликт с палестинцами, и про большие расходы на армию вряд ли что-то добавили бы вразумительного.

Теперь конкретно. Всеми водными ресурсами Острова заправляет государственная монополия с общеизвестным названием. Она решает, откуда брать воду, фактически она сообщает какова себестоимость кубометра воды того или иного качества. А в эту цену включены и высочайшие оклады ее руководителей и сотрудников, и недостаточно высокая эффективность труда госслужащих, и цены на проекты по освоению альтернативных источников воды, каковые представляются завышенными. Эта цена учитывает и потери воды из-за аварий, протечек и пиратского подключения к трубам палестинцев, испытывающих большие нужды во влаге, в том числе из-за неразумной политики их собственной администрации. Фараон, располагая данными по себестоимости, принимает решение, какую назначить цену для потребителей — для систем орошения в сельском хозяйстве, для промышленности и для граждан, а также устанавливает квоты и штрафы за превышение таковых. Плата за потребленную гражданами воду, включая штрафы, возрастает еще на 16% из-за НДС («МАМ»).

Средний расход воды на Острове для личных нужд составляет около 100 кубометров в год на человека. В платеж мэрия добавляет также кубометры, потраченные на коммунальные нужды («цриха мешутефет») — на полив приусадебных участков, мытье подъездов и внутренних двориков, а также утерянные из-за протечек и начисленные из-за неисправных счетчиков. В результате средний месячный расход составляет около 11 кубометров на человека. При текущих расценках вода обходится семье из четырех человек в среднем по статистике — около 500 шекелей. Много это или мало? При минимальной зарплате, каковую получают большинство островитян, после вычета из нее обязательных налогов на здравоохранение и пенсионные отчисления, кормилец должен около 14% отдать Фараону только за пользование водой.

Почему сельскохозяйственные поселки (мошавы) приобретают воду по особой, гораздо более низкой цене по сравнению с тем, сколько платят за нее горожане (применяется сложный дифференцированный расчет, какового мы не приводим)? К тому же, как сообщалось в прессе, жители мошавов, не имеющие отношения к сельскому хозяйству, заполняли плавательные бассейны по льготным расценкам. Ради чего все это делается? Фараон-2011 не дал вразумительного ответа на этот вопрос. В ряде стран с изобилием пресной воды она поставляется предприятиям по льготным ценам, но на Острове вода в дефиците, и ее нерачительное использование с покрытием расходов сельского хозяйства из кошельков горожан, которые и так платят завышенные цены за продукты, по меньшей мере — несправедливо.

Мы утверждаем: на Острове ПРОБЛЕМА ВОДООБЕСПЕЧЕНИЯ РЕШЕНА НЕПРАВИЛЬНО!

ПЕРВОЕ, чего, по нашему мнению, необходимо достичь ради стимулирования бережного отношения к водным ресурсам на нашем Острове, — ВСЕ ПОТРЕБИТЕЛИ ВОДЫ ДОЛЖНЫ ПЛАТИТЬ ПО ЕЕ РЕАЛЬНОЙ ЦЕНЕ, а не по «особой». Не должно быть специальных государственных льгот для избранных Фараоном, покрываемых за счет обнищания народа. Вода есть вода. Пропустите сельскохозяйственную воду через фильтр с обратным осмосом, и вы получите, очищенную на молекулярном уровне питьевую воду. Как только сельскому хозяйству будет поставляться вода по цене, одинаковой для всех граждан (с незначительной поправкой на качество), нерентабельные проекты и инициативы приостановятся, а, благодаря одновременному снижению пошлин на ввоз соответствующих импортных продуктов и товаров, граждане не почувствуют в них недостатка. В казну же потекут в значительно большем объеме налоги от таможенных пошлин.

Но, может быть, Фараон сможет объяснить, из каких стратегических соображений совершенно необходимо выращивать здесь особо водопоглощающие культуры такие, как уже упоминавшиеся бананы? Если под ними спрятаны ракетные комплексы, пусть полив оплачивается из бюджета министерства обороны...

ВТОРОЕ. БЛАГОДАРЯ ПРИМЕНЕНИЮ НОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ ЦЕНА НА ВОДУ ДОЛЖНА СНИЖАТЬСЯ, а не возрастать, что, увы, имеет место в действительности, в результате решений, принимаемых Фараоном.

Повторяем, в ветхозаветные времена осадки, выпадавшие с небес, собирали в водохранилища — естественные или искуственные бассейны, располагавшиеся в низинах на пути дождевых потоков, несущихся к Средиземному морю. Самым большим естественным водохранилищем является озеро Кинерет*, площадь водосбора которого составляет 2730 кв. км. Если озеро наполнится до верхней отметки, то из 4.3 кубических километров его объема можно взять не более 0.7 куб. км. воды — до красной отметки. Поскольку в последние годы озеру не дают наполниться, то реальное годовое изъятие составляет около 0.3 куб. км., что есть 7% объема озера.

Площадь водосбора всей Галилеи — значительно больше, потому Фараонам неоднократно предлагались проекты больших и малых водосборников. Например, на мелководном участке Средиземного моря между Нагарией и Рош-а-Никра с таким же объемом, как черпают из Кинерета, — около 0.3 кубических километров (300 млн кубометров), что соответствует потокам сбегающих на этом участке рек и ручьев. Перекачка воды из искусственных бассейнов, расположенных на уровне моря, значительно менее затратна, чем подъем воды из расположенного на 200 метров ниже Кинерета и, по опубликованным расчетам специалистов, собранная в подобном водосборнике дождевая будет обходиться потребителям примерно в пять раз дешевле, чем из опреснительных установок, а затраты на постройку водосборника окупятся за 4-5 лет даже при цене в полшекеля за кубометр пресной воды (чуть больше себестоимости подьема воды из Кинерета).

Простой расчет показывает, если в нижней части маленького частного участка на Голанах площадью в один дунам (1000 квадратных метров) вырыть подобный бассейн, то за зиму в нем соберется от 500 до 1000 кубометров воды в зависимости от дождливости года. Этого количества воды вполне достаточно для домашних нужд семьи из четырех человек. А при бережном отношении — даже останется влага для орошения небольшого огорода в засушливый период (именно так поступают тысячи палестинских семей на Западном Берегу). И это еще один довод в пользу развития малых хозяйств на земле. Ныне по воле или безволию Фараона, взявшего в свои руки управление водными ресурсами Острова, безвозвратно теряется в миллионы раз (!) больше дарованной Богом дождевой воды, чем можно собрать на участке в один дунам. Не меньше, чем в Галилее, можно собрать на склонах Иудейских и Самарийских гор. Ныне там много влаги уходит в землю и лишь часть извлекается через скважины обратно, притом в загрязненном виде, что происходит из-за тысяч заброшенных неработающих скважин, через которые в водоносные слои проникает все, что угодно. Даже в засушливом Негеве, где почти ежегодно случаются наводнения, размывающие шоссе и угрожающие жизни людей, сбор дождевой воды был бы оценен местными земледельцами весьма рентабельным, если бы были установлены единые цены на воду, стимулирующие ее сбережение.

Фараон игнорирует малую частную инициативу, приносящую основной доход Европе, и так называемые «ЗЕЛЕНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ». Почему-то он отдает предпочтение промышленным, энергозатратным путям развития инфраструктур Острова. Фараон любит заниматься сбором налогов, а также распределением и выделением средства из казны на крупные проекты, а не мелочной экономией, в том числе водных ресурсов (хотя при сборе налогов ему поневоле приходится быть мелочным). Потому вместо мер по сбережению огромного количества воды, в каковой ныне особо нуждается сельское хозяйство, вместо сбора дождевых рек и ручьев, пополняющих Средиземное море пресной влагой, Фараон инициирует строительство дорогостоящих установок для опреснения и фильтрации морской воды из того же моря, пока что приводивших только к удорожанию воды. Очищение городских сточных вод для их использования в сельском хозяйстве можно было бы только приветствовать, если бы эта дорогостоящая затея осуществлялась не на фоне безвозвратной потери многократно больших объемов бесплатной дожевой воды. Очищение добываемой из скважин воды не потребовалось бы, если бы водный монополист закупорил тысячи ранее вырытых им пустуюших скважин, загрязняющих водоносные слои.

Фараон-2011 между тем продолжает продавать воду сельскому хозяйству по льготным ценам, непрерывно увеличивая расценки для народа и ужесточая штрафные санкции за перерасход воды. Таково мировоззрение Фараона, многие инициативы которого оборачивались для народа ухудшением условий жизни и, к слову, углублением конфликта с палестинцами (отдельная тема). И не потому, что Фараон это делает специально, назло народу и не потому, что он тупой (хотя мудрым его тоже не назвать), а потому, что таковы его интересы. Вы спросите: отчего? Попробуйте догадаться, это несложно.

Мы предлагаем четыре взаимосвязанных меры, приводящих к экономии принадлежащей народу воды и удешевлению ее, что скажется и на удешевлении многих продуктов питания.

ПЕРВАЯ мера — давно назревшая — ДЕМОНОПОЛИЗАЦИЯ ВОДНОГО ХОЗЯЙСТВА Острова, что сделает приоритетным всемерную экономию воды, использование самых эффективных и дешевых технологий, заключение выгодных договоров и снижение расценок.

ВТОРАЯ мера — СБОР ДОЖДЕВОЙ ВОДЫ. Эта мера органично сочетается с развитием частной аренды и массовым заселением Голан и Негева.

ТРЕТЬЯ мера — ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ СНИЖЕНИЕ ТАМОЖЕННЫХ ПОШЛИН НА ИМПОРТ ОВОЩЕЙ И ФРУКТОВ, ВЫРАЩИВАНИЕ КАКОВЫХ ОБОРАЧИВАЕТСЯ ЧРЕЗМЕРНЫМ РАСХОДОМ ВОДЫ.

ЧЕТВЕРТАЯ мера — СНЯТИЕ ЛЬГОТ НА ВОДУ ДЛЯ КОГО БЫ ТО НИ БЫЛО: вода должна продаваться по одной цене для всех граждан и предприятий, даже если ими руководят влиятельные кланы или приятели Фараона. Могут быть сохранены лишь наценки, обусловленными разными затратами на доставку воды в тот или иной регион или дополнительную ее очистку. Эти меры подвигнут сельскохозяйственные предприятия ответственнее подходить к выбору выращиваемых культур и принимать самые эффективные меры по экономии воды (в том числе при заполнении бассейнов на частных виллах).

Мы видим альтернативу интенсификации потребления воды сельским хозяйством в установлении КРИТЕРИЯ НЕЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ВЫРАЩИВАНИЯ в условиях нашего Острова тех или иных культур, как и создания особо водопотребляющих производств (без достаточно эффективных средств регенерации).

Коснувшись темы воды, не можем не обратить внимание народа на дезинформацию по вопросам качества питьевой воды в бутылках, бутылях и стойках с фильтрами, подогревом и краниками. Самая чистая вода получается в результате применения осмотической мембраны. Домашняя система, именуемая фильтром обратного осмоса, ценой 800 - 1000 шекелей решает все проблемы с питьевой водой, а ее качество превосходит названные альтернативы. Замена фильтров, навязчиво предлагаемая сервисными компаниями каждые полгода, в действительности становится актуальной, когда время наполнения накопительного бака, входящего в состав системы, значительно возрастает. Замена осмотической мембраны может потребоваться не через год, а через пять и даже семь лет, в зависимости от объема потребления питьевой воды семьей и выполнения рекомендаций по эксплуатации. Когда бак набрался, система автоматически перекрывает поступление в нее воды и, соответственно, сброс «нечистой» воды в канализацию. Вода в баке — многократно чище и вкуснее продаваемой в бутылках, и обходится с учетом стоимости системы дешевле, и носить бутылки не требуется.

Что мешает гражданам Острова обзавестись подобными системами и не переплачивать за питьевую воду? Дезинформация. Монополист заинтересован в сбыте задорого компактных стоек водообеспечения с подогревом и фильтрацией (название всем известно). Но в них установлены не осмотические фильтры, а дешевейшие прямоточные, потому о качестве воды говорить не приходится (не поленитесь сравнить). Это своего рода пирамида, в каковой покупатель платит фактически за развертывание рекламы, дезинформирующей народ. Тот факт, что прямоточные фильтры не имеют сброса в канализацию и, якобы, это дает экономию, в списке недостатков осмотических фильтров — на последнем месте, а в списке прямоточных на первом месте — нижайшее качество фильтрации и плохой вкус воды — то, ради чего фильтры приобретаются. Но водные монополисты Острова не допускают рекламу осмотических фильтров, получивших широчайшее распространение в США и Европе, так как знание народом правды подорвет их бизнес.

Трудно представить себе, что Фараон-2011 осмелится приватизировать водное хозяйство Острова, что поднимет руку на государственную монополию, в которой трудятся многие бывшие высокопоставленные чиновники, родственники и друзья (как, впрочем, и в Электрической компании). Неужели он встанет на сторону своих рабов, от имени которых и якобы в интересах которых он действует и выступает на международной арене, которые ныне бастуют против монополий и роста цен? Или уже не бастуют, а собирают чемоданы, подобно семи сотням молодых квалифицированных врачей, преданных Фараоном-2011. Фараон суетится, чтобы наложить запрет на увольнение этих своих рабов, каковым он платил почти минимальную заработную плату. А вдруг и другие рабы поднимутся и покинут его Остров... Кто же тогда будет работать на него?..

 

(Продолжение следует)

 

-----------------

*  Краткие сведения о пресноводном озере Кинерет (соленость воды около 0.5%). Расположено на 209 - 215.5 метров ниже уровня моря и является естественным водохранилищем на пути реки Иордан, притоки которого сбегают с Хермона и ливанских гор. Площадь озера — 160-170 квадратных километров. До недавнего времени вода из Иордана и озера обеспечивала около трети потребности в пресной воде, включая воду, поставляемую палестинцам, а также соседней Иордании. В случаях наполнении озера до вехней отметки открывали дамбу Дгания, и в продолжение Иордана переливался излишек воды, каковой пополнял Мертвое море совместно с притоками Ярмук и Яббок, впадающими на нижнем участке реки с территории Иордании. Поскольку расход воды имеет тенденцию увеличиваться, в менее дождливые годы уровень воды в озере едва не опускался до нижней черной отметки, на 6 метров отстоящей от верхней, ниже которой может погибнуть его фауна из-за засоления водами подземных источников. Красная черта, ниже которой возникает угроза нарушения экологического равновесия, отстоит от верхней отметки на 4.2 метра. В последние годы из-за более интенсивного откачивания воды из озера вопрос об открытии дамбы не стоит, потому уровень воды в Мертвом море снижается почти на метр в год. Проекты по его спасению активно обсуждаются на протяжении двух последних десятилетий.

 

 Август  октябрь 2011